Журнал/Какой вы москвич?
ЖурналШарим

Какой вы москвич?

 
    Журнал/Какой вы москвич?
    Если вы живете в Москве, то скажите честно: каким москвичом вы себя считаете? Москованом? Московцем? А может, и вовсе московитом?

    Если вы живете в Москве, то скажите честно: каким москвичом вы себя считаете? Москованом? Московцем? А может, и вовсе московитом? Странноватые словечки, правда? Между тем, они гуляют по столице уже около 15 лет. В народ их выпустил известный виртуоз словообразования, философ от филологии Михаил Эпштейн, создатель проекта «Дар слова». Он абсолютно уверен (и нас убедил), что одного лишь скупого слова «москвич» для характеристики жителей столицы уже давно недостаточно.

    Москован, московец, московит

    Эпштейн предложил целый набор катойконимов (слов для обозначения жителей определенной местности), причем отдельно для живущих в Москве мужчин и отдельно — для женщин. С его легкой руки появились «московские авторитеты» москованы. Авторитеты необязательно криминальные: это все, кто живет «чисто конкретно» по понятиям — деловым, спортивным или каким-то еще.

    Москованы — это московские авторитеты. Необязательно криминальные.

    Полная противоположность москованам — московиты. Они — душа столицы, жить без нее не могут, потому что по-настоящему влюблены во все достопримечательности и атмосферу, заряжаются даже от снующих толп, с удовольствием и знанием дела говорят о легендах и исторических сокровищах Москвы.

    На московитов свысока поглядывают москали — грубоватые, но простодушные, привыкшие орудовать не языком, но локтями. Это они громче всех кричат, что «Запад охамел», и больше других уверены, что «мы им еще покажем». От москалей предпочитают держаться подальше москóвцы. У них с Москвой никакой лирики, чисто бизнес, она для них — золотая жила и временное пристанище, которое очень хочется сменить, желательно — на тот самый охамевший Запад.

    Москвунья, москвушка, московна

    Среди москвичек, уверен Эпштейн, не меньше колоритных персонажей. И каждый, точнее каждая, заслуживает своего прозвания. Вот, например, мимо вас пробегает москвунья — «московская парижанка». В облаке духов, с легким шарфиком, небрежной прической и загадкой во взгляде. Ее, кстати, легко увидеть как в метро, так и в лимузине.

    Внешне московщица слегка развязна, но внутри — сдержанна. Может быть скорой на язык, но не на расправу.

    Вслед москвунье с легкой завистью глядит москвушка — воплощение простодушности, «своя в доску» девчонка, из которой вырастет справная москвиха (недаром слышится рифма со словом «купчиха», вот и ассоциация), а может, москóвщица. Последняя — лицо столицы, встречается буквально везде: в ресторанах, на почте, в очереди в химчистку или театр. Московщица может выглядеть слегка развязной, но внутренне она сдержанна. Может быть скорой на язык — но не на расправу.

    Всего одна буква, по Эпштейну, отличает от московщицы московницу. Московница — создание домашнее и хозяйственное. Умело торгуется на рынках, живет не всегда и не совсем легко, но не жалуется, держит руку на пульсе бытовой жизни столицы.

    Высшие же ступени в иерархии московских женщин занимают москóвка и москóвна. Первая — из тех, что коня на скаку, в горящую избу или в кремль не раздумывая, с осознанием полноты своего «права на подвиг». А вот московна утруждать себя не станет. Перед ней, царицей, нужные двери распахнутся сами. Потому что за спиной этой дамы — статус, слава, головокружительная карьера и/или богатый муж — словом, то, о чем втайне мечтают многие прекрасные представительницы московского общества.

    Тонкости ТуризмаТонкости Туризма