Top.Mail.Ru
Журналнаш выбор

Строптивое сердце Базиликаты: Матера — культурная столица Европы

 Комментарии

Все европейские городки похожи друг на друга, но бывают и исключения: Матеру, к примеру, запоминаешь с первого взгляда. Древняя, тихая, непарадная, она выдолблена прямо в скале, как иорданская Петра. Старый центр Сасси-ди-Матера — сплошь пещеры, под сводами которых обустроены жилые дома, отели, рестораны. Парадокс, но туристов всегда было мало: Базиликата — не слишком популярное направление для отдыха, да и добираться туда проблематично. И тут — как гром среди ясного неба, Матеру объявляют культурной столицей Европы в нынешнем 2019 г. Вот только рады ли местные жители обрушившейся на их головы славе?

Мэр явно не рад

Местный мэр Рафаэлло де Руджери уверен, что туристы Матере не нужны. Странно слышать столь категоричное заявление из уст городского главы, но он настаивает: наплыв гостей для нее сродни оккупации, способной уничтожить душу, а душа у нее доисторическая. Мэр обедает в уютной беседке, увитой лозой и защищающей от средиземноморского солнца, и искренне волнуется за судьбу своей родины.

Древний город с населением около 60 тыс. человек — жемчужина южно-итальянской Базиликаты, притаившаяся на подошве Апеннинского «сапога».

Звание культурной столицы — конечно, гордость и честь, а еще большая ответственность. Весь год будут проходить выставки, фестивали и прочие события, привлекающие туристов. Но накануне грандиозной шумихи взгляд Рафаэлло устремлен не в будущее, а в прошлое. Матере 8000 лет, и почти все они прошли в бедности. Наиболее знаковые периоды — 1932 г., когда фашисты переименовали Базиликату в Луканию (название вернулось 15 лет спустя, но аксакалы до сих пор считают себя луканцами); 1945 г., когда писатель-диссидент Карло Леви опубликовал мемуары, полные воспоминаний о нищете, голоде, болезнях и малярии, атаковавших благодатные земли. И 1993 г., когда ЮНЕСКО включила Матеру в заветный Список всемирного наследия. Такой вот контраст.

«Мы долгое время были позором Европы, а теперь внезапно превратились в ее гордость», — с иронией говорит Рафаэлло де Руджери.

Беседка, где мэр рассуждает о прошлом, стоит во внутреннем дворике отеля Sextantio Le Grotte, лучшей «четверки» Матеры. Отсюда открывается роскошный вид на скалистую долину, простирающуюся к руслу бурной реки, и таинственным гротам нацпарка «Альта-Мурджа». А вокруг грубые каменные стены, истрепанные ступени, пещеры эпохи палеолита, служившие приютом для людей и животных.

Крутой нрав итальянского юга

До середины прошлого века пещеры населяли более 15 тыс. человек, но в 1952 г. власти признали их непригодными для проживания и вынудили матерцев искать новые дома. Лишь в 1986 г. итальянское правительство осознало культурную ценность объектов и инвестировало немало средств в их восстановление. Люди вновь стали съезжаться под каменные своды и превращать их в гостиницы, рестораны и музеи.

А некоторые и вовсе не уезжали: пара старушек-сестер, например, всю жизнь скрывались в родных стенах наперекор запретам.

Базиликата — место с причудами, не похожее на остальные регионы Италии. Вместо того чтобы склоняться перед туристами в реверансе, она заставляет их потрудиться: бесформенный, хаотично покрытый зеленью скалистый участок суши, растянувшийся между двумя морями, не предлагает простых путей. Здесь нет ни аэропортов, ни скоростных поездов, ни больших городов, ни всемирно известных достопримечательностей. Перемещаться по окрестностям трудно и долго, спешить куда-либо бесполезно.

Добраться до Матеры можно лишь на автобусе или машине, петляя по узким извилистым дорогам.

Постигая Базиликату

Начальной точкой маршрута может стать аэропорт Бари: от жизнерадостного, гедонистического курорта относительно недалеко до западного побережья Базиликаты. Оттуда — к востоку, мимо живописного городка Сапри у Тирренского моря, через холмы Кампании к фотогеничным ионийским пляжам и, наконец, к загадочной Матере. Но планы могут поменяться в любой момент, и в этом тоже особенность региона: никогда не знаешь, где захочется остановиться, а то и вовсе остаться.

По дороге в Сапри, на вершине очередного холма прячется Пиньола — очаровательная деревушка с каменными строениями и запутанной навигацией. Из окон доносится шипение оливкового масла, повсюду витает аромат хрустящих сушеных перцев «пеперони крушки». Какая-нибудь из местных синьор в потертом халате и очках а-ля Элвис Пресли наверняка подскажет, где их попробовать: к примеру, в пиццерии Le Fiamme (контрада Крета, 4) с домашним меню и головокружительной панорамой.

На ужин стоит взять пасту «страсчинати» — квадратики теста, скрученные в трубочки и будто сплющенные руками ленивого школьника. Ее подают с сухарями, петрушкой, томатным соусом, оливковым маслом и теми самыми красными перцами. Хрустящая, сладковатая, пикантная и упоительно вкусная — как «качо-э-пепе», только без римской помпезности.

Дальше путь лежит сквозь национальный парк «Апеннино Лукано» с еще более невероятными пейзажами: исполинские изумрудные горы, пронзительно-голубое небо, лихо закрученный серпантин и ни души вокруг. Так выглядел бы мир, в котором люди исчезли и осталась лишь природа, застелившая холмы густой травой в крапинках солнечно-желтых растений.

Глядя на всю эту красоту, невозможно поверить, сколько испытаний пережила Базиликата. Она то и дело переходила из рук в руки, подчиняясь византийцам, остготам, арабам, грекам, испанцам. Даже сегодня край страдает: население сокращается, безработица растет, молодежь не желает оставаться и возрождать индустрию.

Следующая на пути — Маратея с эффектными пляжами, покрытыми черным песком.

Берег Маратеи напоминает Гавайи, единственный в округе курорт на Тирренском море выглядит экзотично. Но дух города истинно средиземноморский: пешеходные улочки из белого камня, бесчисленные церквушки, мраморные статуи. Купаться приятно далеко не везде (название «Аквафредда», например, так и переводится — «пляж холодной воды»), зато кругом кедры, воздух чистый и свежий, а отогреться можно и на Ионическом море, что в паре часов езды.

Чем дальше на восток, тем сдержаннее ландшафт: сочная жизнерадостность уступает место отрешенности, Базиликата облачается в дымчатые тона. На горизонте виднеются руины Таволе — греческого храма Геры, возведенного в 6 веке до н. э. Длинные ряды известняковых колонн в обрамлении кустов олеандра — нежных, ароматных и смертоносных. И вновь ни души вокруг.

С руинами соседствует городок Бернальда, главная достопримечательность которого — дворец-отель Palazzo Margherita, принадлежащий Фрэнсису Форду Копполе. Он выкупил палаццо 19 века и преобразил его в шикарную гостиницу с люксами.

Кстати, мафия обходит регион стороной: местные жители настолько бедны, что брать с них попросту нечего. Сплошь фермеры да пастухи — наивные, добрые, щедрые, так что ни «коза ностра», ни опаснейшая «ндрангета» к ним даже не приближаются.

Достигая Матеры

И вот, наконец, Матера. Отелем Sextantio Le Grotte, где обедает мэр, владеет Даниэле Кильгрен, консерватор с безупречным вкусом, адепт «альберго диффузо» — итальянской концепции гостеприимства, возрождающей аутентичные деревеньки в противовес стандартным туристическим локациям. Его гостиница — это комплекс пещер с современными удобствами, чудом не нарушающими первозданную гармонию.

Синьор Кильгрен тоже считает туризм угрозой для идентичности, но его личный способ сохранить баланс — рьяная одержимость культурой и историей. В Италии более 2000 заброшенных деревень, и нет ничего важнее, чем уберечь достояние. Даниэле проповедует свои принципы за бокалом вина в ресторане La Talpa (виа Фьорентини, 167) — тоже пещерном, с восхитительной калорийной едой.

Специалитеты Матеры — артишоки, овощи, сыр, закрытая пицца со шпинатом и копченой моцареллой, хлебные ломтики «кростини» с пюре из вымоченных бобов фава, панированные фрикадельки и обжаренные до хруста листья шалфея.

Кильгрен убежден, что как только город отполируют до блеска, он утратит свою уникальность. Пещеры — это тысячелетние семейные гнезда, они не должны быть красивыми, их задача — вызывать эмоции. Когда он приобрел отель, все стены были черными, их, конечно, очистили, но не до конца.

В местных пещерах удивительный воздух, способствующий глубокому, крепкому сну.

Как следует выспавшись, можно отправиться на экскурсию по 130 церквям: в пещерных храмах красуются византийские фрески и причудливые сталактиты, Санта-Лючия-алле-Мальве гордится собранием икон, в Сан-Пьетро-Баризано проводят джазовые концерты. Во дворце Лафранки (пьяцетта Пасколи) хранится коллекция неаполитанской живописи, а в Музее крестьянской культуры (оф. сайт на англ.) — точные копии традиционных пещерных жилищ.

Бремя культурной столицы

Так или иначе, Матера вступила в права европейской культурной столицы’2019 (оф. сайт на англ.). Для освещения выбраны 5 тем: «Древнее будущее» о взаимоотношениях человека с космосом — концерты, перформансы, поездки в катакомбы Паломбаро Лунго и Центр космической геодезии; «Непрерывность и разрывы» о древней и современной ипостасях Матеры; «Размышления и связи» о мировой культуре — от итальянского Возрождения до эры антропоцена; «Утопии и дистопии» о дальнейшей судьбе города — игры, мастер-классы, спортивные события; «Корни и маршруты» с увлекательными экскурсиями по всей Базиликате.

Местные жители поставят на сцене «Божественную комедию» и «Сельскую честь» под руководством профессионалов из Неаполя.

«Паспорт», позволяющий посещать любые мероприятия, стоит всего 19 EUR — Матера принципиально не спекулирует на наследии. Туристам предлагают оставить в Базиликате какую-нибудь из личных вещей, а позже из них составят отдельную экспозицию — групповой портрет нагрянувших чужестранцев. Идеальное завершение суматошного года в городе, где слава — испытание посерьезнее малярии и нищеты.

Читать больше по теме:

Комментарии

  • Строптивое сердце Базиликаты: Матера — культурная столица Европы