ЖурналШарим

Мем-туризм, лестница Джокера и другие атакуемые кинолокации

 
Новый тренд — мем-туризм: чекины в локациях, послуживших фоном для известных мемов. Правда, подход к выбору маршрутов не нов: большинство из них так или иначе связаны с фильмами, а паломничества к местам съемок — классика туристического жанра.

Путешествия в современных реалиях не только расширяют горизонты, насыщают эмоциями и впечатлениями, но и помогают выстроить личный бренд — даже тем, кто далек от шоу-бизнеса. С этим наверняка согласны активные инстаграм-пользователи, колесящие по планете с одной главной целью: выложить как можно больше красивых фото, завоевать популярность, а в идеале монетизировать блог.

Но ведь привыкшую к разнообразию публику удивлять все сложнее, томных селфи и живописных пейзажей уже недостаточно. Новый тренд — мем-туризм: чекины в локациях, послуживших фоном для известных мемов. Правда, подход к выбору маршрутов не нов: большинство из них так или иначе связаны с фильмами, а паломничества к местам съемок — классика туристического жанра.

Там, где танцевал злой клоун

Самая горячая точка на мем-карте — ничем не примечательная лестница в Бронксе, Нью-Йорк, на пересечении авеню Шекспира и Андерсона. Точнее, один ее конкретный пролет, на ступеньках которого Хоакин Феникс в образе Джокера плясал в одноименном психологическом триллере. Сцена стала культовой, и множество знаменитостей и рядовых шутников начали стекаться к #jokerstairs (почти 16 тыс. отметок в инстаграме), чтобы в очередной раз воссоздать картинку.

Дошло до того, что лестницу обозначили на «Гугл.Картах» как религиозный объект. Сейчас градус маразма снижен, и ступеньки «разжалованы» до исторического памятника.


В интернете вообще обожают странные пляски: «гангнам стайл», «харлем шейк», «уип», «флосс», «треугольный танец» взрывают соцсети, непостижимым образом заставляют незнакомцев со всей планеты двигаться в едином замысловатом ритме. Все эти танцы забавны, не требуют профессиональной подготовки, легко запоминаются и прекрасно подходят для вечеринок.

Все, кроме танца Джокера с его порывистыми движениями, неестественными позами, гипертрофированными эмоциями. Впрочем, как еще должен выглядеть жутковатый экстаз вечно недовольного неудачника, превратившегося внезапно в Клоуна-принца преступности?

Образ танцующего на лестнице Джокера стал мемом задолго до выхода фильма, когда кадр растиражировали в рекламных материалах, постерах и трейлерах.

Кстати, интернет-затейникам оказалось мало пляшущего клоуна: они прифотошопили к нему Питера Паркера, то бишь Человека-паука (Тобби Магуайр и впрямь хорош в сцене с самодовольной уличной проходкой из третьей части блокбастера). В итоге картинка стала символом торжествующего злорадства, а вскоре поклонники обнаружили лестницу через Google Street View и обнародовали ее местоположение.


Инстаграмеры повалили толпами, большинство — в костюмах и гриме, предварительно выучив заветные движения. А вот жители Бронкса не разделили всеобщей страсти к вирусной достопримечательности. Кто-то из местных даже развесил плакаты с претензиями, мол, «это неуважение — относиться к нашему сообществу исключительно как к фону для съемок».

Некто более радикальный и вовсе швырялся в туристов яйцами с возмущенными криками: «Вы не тратите деньги в моем магазине, а тупо приходите, фотографируетесь и уходите!».

Но есть и те, кто решил извлечь общественную выгоду из тотального помешательства. Среди них Рубен Диаз-младший, глава боро Бронкс, призывающий незваных гостей изучать и другие окрестности, а главное, поддерживать район долларом — в магазинах, кафе, сувенирных лавках. Но косплееры упорно выходили из такси, направлялись прямиком к ступеням, щелкали камерами и уезжали восвояси. Движение на лестнице буквально блокировалось, от селфи-палок рябило в глазах, и местные старались обходить ее за версту.

Более того, на #jokerstairs участились мелкие преступления. Член Палаты представителей, активистка и просто привлекательная девушка Александрия Окасио-Кортес всерьез опасается ходить по лестнице в одиночку. А комедийный дуэт Десус и Меро посвятили ограблениям на злосчастных ступеньках целый выпуск своего шоу. В общем, безобидная на первый взгляд забава обернулась для нью-йоркцев настоящим бедствием.

Там, где рождались иные легенды

Если кинолокации давно манят любопытствующих, то невероятная скорость, с которой сцена сегодня отделяется от первоисточника и начинает жить своей жизнью, становится мемом и превращает точку на карте в седьмой круг селфи-ада, — явление беспрецедентное, черта времени. Так и тянет поностальгировать о съемочных площадках, пользовавшихся популярностью, но не сводивших никого с ума.

Ромкому «Ноттинг-Хилл» больше 20 лет, но поклонники по-прежнему съезжаются на Уэстборн-парк-роуд, 280 в Лондоне, чтобы хоть мельком увидеть синюю дверь, за которой жил персонаж Хью Гранта. Вот только сейчас на ее месте — обычная черная, а легенду продали на благотворительном аукционе.

Зато в Ноттинг-Хилле можно встретить реальных знаменитостей вроде Робби Уильямса, Стеллы Маккартни, Элтона Джона и Клаудии Шиффер.

Еще один лондонский магнит для киноманов — Платформа 9 3/4 на вокзале Кингс Кросс, откуда Гарри Поттер со товарищи отправлялись в Хогвартс. Писательница увековечила станцию, где познакомились ее родители, а заодно спровоцировала бум: в колонну вмонтировали багажную тележку с совиной клеткой и чемоданами, чтобы тысячи фанатов радостно врезались в стену, мешая пассажирам бежать на поезда.


Помните мюзикл «Попай», снятый в 1980 г.? Конечно же, нет, никто не помнит. Но деревянные домики, выстроенные для фильма возле Меллихи, все еще входят в топ ключевых достопримечательностей Мальты: всем интересно, где талантливейший Робин Уильямс чуть не потерял шанс стать звездой.

Отужинать в «Деликатесах Каца» на Манхэттене — такая себе идея, хотя гастрогиды уверяют, что еда в вечно переполненной еврейской закусочной выше всяких похвал. Загвоздка в том, что сотни посетительниц, насмотревшихся мелодрамы «Когда Гарри встретил Салли», по сей день копируют молодую Мег Райан, театрально имитируя оргазм.

Центр изобразительных искусств Сейнсбери в Великобритании хранит экспонаты с 5-тысячелетней историей, но славу ему принесли супергеройские «Мстители» и «Человек-муравей».

«Охотники за привидениями» выезжали на своей колымаге из здания пожарной части на Мур-стрит в Нью-Йорке. В «Голодных играх» фигурировал отель «Марриотт» в Атланте, а в «Дне сурка» — викторианская вилла в Вудстоке, штат Иллинойс.

Космические пейзажи «Интерстеллара» — на самом деле ледники Исландии, декорации «Властелина колец» — кинодеревня Хоббитон в Новой Зеландии. Особняк безобразника Кевина из «Один дома» красуется в городке Уиннетка недалеко от Чикаго, а ювелирная сокровищница Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани» до сих пор открыта рядом с Центральным парком.

8 легких сериалов, идеальных для путешествия и отпуска

В «Планете обезьян» приматы уничтожили человечество, выбрав для решающих битв площадь у массивного бетонного торгового центра Century City в Лос-Анджелесе. А в «Изгое-один», одном из свежих эпизодов эпопеи про звездные войны, на лондонской станции «Канэри-Уорф» поселили самых злобных существ во вселенной.

В России тоже можно пройтись по следам любимых героев. К примеру, Новосельцев и Калугина из «Служебного романа» трудились в здании доходного дома Хомякова (Москва, Петровка, 3/6).

Квартира Шурика («Иван Васильевич меняет профессию») располагалась на ул. Новокузнецкой, 13 (интерьеры снимали в павильоне «Мосфильма»). Иоанн Грозный обозревает столицу, приговаривая про красоту и лепоту, с балкона дома 26 на Новом Арбате. А 3-ю улицу Строителей из новогодней нетленки стоит искать возле метро «Юго-Западная».

Но сколь бы притягательны ни были локации-мемы, не помешает вспомнить о самоценности путешествий: без погони за лайками, без вирусных трендов, без показного экстрима и попыток поразить аудиторию, зато с уважением к местным жителям, их культуре и привычному быту. И сейчас, пожалуй, наиболее подходящее для этого время.

Тонкости ТуризмаТонкости Туризма
Удачный день, чтобы поделиться своим мнением!
На «Тонкостях» — кoнкурс отзывов «Испытай удачу». Тянуть не стоит: до конца конкурса 18 дней!